Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS
Понедельник, 21.05.2018
Главная » Статьи » Мои статьи

В ожидании пушистых переселенцев
Что касается известной всем иркутянам зверофермы в поселке Большая Речка, то она всегда относилась к предприятиям средним. Строилась, правда, для реализации планов грандиозных, но, как часто у нас бывает, мечтам и планам не суждено было сбыться.
 Тем не менее ЗАО «Большереченское» не развалилось в годы перестройки и экономической смуты, выстояло под ударами судьбы и занимается сегодня в основном разведением норки. А с осени нынешнего года впервые в своей истории приступит к выращиванию клеточного соболя. С идеей этой выступил губернатор Дмитрий Мезенцев. Министерство сельского хозяйства Иркутской области уже приступило к реализации столь смелого для Приангарья проекта. Главный специалист — эксперт отдела животноводства и племенного дела минсельхоза Андрей Загибалов говорит, что объемы производства в ЗАО «Большереченское» упали по сравнению с 1980-ми годами в 2,5 раза, поэтому много технических площадей пустует, никак не используется.
Отсюда и низкая рентабельность хозяйства. — Чтобы ее поднять, нужно, разумеется, увеличить поголовье пушных зверей. Это аксиома! — уверен Загибалов.
— Другого пути нет. Но каких именно зверей? Тут надо учитывать конъюнктуру рынка, тщательно изучить спрос.
— Изучили?
— Конечно. Информационно-консультационный центр разработал проект инвестиционного развития звероводства в Иркутской области. В него вошли и наиболее интересные темы, предложенные для своего производства специалистами ЗАО «Большереченское». Вот так, коллективными усилиями, и было решено заняться разведением соболя.
Со зверохозяйствами Тверской и Московской областей, Алтайского края есть договоренность о поставке осенью (сентябрь-октябрь) в Большую Речку 2000 голов племенного молодняка этого пушного зверька, темно-коричневого окраса. Закупим также для дальнейшего разведения в ЗАО «Большереченское» норку новой породы, наверное голубую.
— А корм? Где большереченцы возьмут столько дополнительного корма, когда его и для нынешнего небольшого поголовья едва хватает?
— Мы понимаем: успех задуманного будет во многом зависеть от наличия доступных по цене кормов. Поэтому уже сейчас тщательно прорабатываем вопрос. Будем помогать зверохозяйству установить более тесные партнерские связи с птицефабриками, заводами и комбинатами, перерабатывающими мясопродукцию.
— Почему так резко в течение 10—15 последних лет сократились поставки кормов на зверофермы и баснословно выросли в цене? Речь ведь идет об отходах.
— Да потому что в корне поменялась технология переработки мясного сырья. Скажем, при изготовлении тех же колбас. Что раньше, в советское время, считалось отходами, теперь идет в дело. Мясоперерабатывающие предприятия стараются наладить безотходное производство. Им это очень выгодно. Вот и говорят: «Отходов у нас нет». Или: «Отходы? Самим нужны». Так что в этой непростой ситуации звероводам Большой Речки в одиночку, без помощи нашего министерства, то есть без государственной поддержки, обеспечить возросшее поголовье пушных зверей кормами будет очень сложно. Им надо активно помогать.
— Вы имеете в виду финансово?
— И финансово, и организационно. В результате будут созданы новые рабочие места, появятся дополнительные отчисления в областной бюджет, а на рынке станет больше меховых изделий из соболя.
Я искренне желаю звероводам Большой Речки удачи в задуманном. Но надо понимать, что разводить соболя в неволе намного сложнее, чем, скажем, норку или лисицу. И не только потому что в питании соболь более привередлив, требует более строгого соблюдения рациона. Есть масса других тонкостей, я бы даже сказал, секретов.
Разведение нашего пушного национального героя в неволе — это одна из тайн, которой обладал СССР и которую, хочется верить, мы пока что еще никому не подарили, не продали, не пропили. По крайней мере, в США до сих пор так и не сумели ее разгадать. Там выращивают в год около 40 тыс. особей клеточного соболя, но называют его скромно американской куницей. А все потому, что не могут добиться темных тонов меха и его настоящего собольего опушения, как это с блеском делали в СССР и делают по сей день в том же Подмосковье. Вот поди ж ты: на Луну янки слетали, а настоящего соболька в неволе вырастить кишка тонка. Так что не надо мазать черной краской все наше отечественное. Есть и у нас достижения. Надо только их беречь и умело использовать с выгодой для своих людей и своей страны. Клеточный соболь, конечно, по качеству, по носкости пока уступает промысловому, но зато выигрывает за счет цвета. Он черный, темный — результат селекции, генетики. В итоге зверек таких расцветок продается на аукционах на ура. В дикой природе он, как правило, светлый — черный вообще встречается редко.
Так что вполне может случиться, что клеточный соболь со временем потеснит на мировом пушно-меховом рынке промыслового. Специалисты не исключают в будущем такой вариант. Почему бы и нет? Думаю, успех звероводов Большой Речки по выращиванию клеточного соболя будет в значительной мере зависеть также от того, передадут или не передадут им их коллеги вместе с племенным поголовьем и те самые русские секреты. Речь, конечно, идет в первую очередь об ОАО «Племенной зверосовхоз «Салтыковский» из Московской области. Именно это предприятие задает сегодня тон в деле разведения отечественного клеточного соболя. Тут и мощности больше, и технологии производства современные. Совершенно не случайно на декабрьском (2010 г.) международном пушном аукционе в г. Санкт-Петербурге шкурки топ-лота, купленные по очень и очень высокой цене для одной известной меховой фирмы, произвели на «Салтыковском».
 
Михаил Ивкин,
Газета Копейка
Категория: Мои статьи | Добавил: Welcome (18.03.2011)
Просмотров: 529 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]